Глава Евроконтроля: Мы планируем заново открыть Западную Украину и Черное море для европейских авиаперевозчиков

В интервью УНИАН руководитель ключевого европейского ведомства по безопасности воздушного движения – Европейской организации по безопасности воздушной навигации (Евроконтроль) Франк Бреннер рассказал, когда мировые авиакомпании снова полетят в направлении Украины, что будет с воздушным пространством Крыма и при каком условии Киев и Брюссель подпишут Соглашение об «Открытом небе».

Украина и Европейский Союз активно обсуждают возможность подписания Договора об общем авиационном пространстве («Открытом небе»). Документ, парафированный еще в ноябре 2013 года и отложенный для подписания из-за аннексии Крыма и войны на востоке Украины, в повестке дня переговоров с ЕС. Новый импульс этим дискуссиям придал президент Украины Петр Порошенко. Выступая на недавнем заседании Совета национальной безопасности и обороны, глава государства заявил, что авиационные власти Украины в сотрудничестве с Кабинетом министров должны безотлагательно утвердить план мероприятий по подготовке к введению режима совместного авиационного пространства с ЕС.

Основным направлением этой работы должна стать адаптация украинского авиационного законодательства к требованиям ЕС.

Помощь украинским коллегам готова оказать и Европейская организация по безопасности воздушной навигации – Евроконтроль — структура, объединяющая авиационные власти 41 государства Европы и формирующая правила авиасообщения на континенте.

В начале сентября в Киев с рабочим визитом посетил генеральный директор Евроконтроля Франк Бреннер. Он провел переговоры с премьер-министром Арсением Яценюком и с министром инфраструктуры Андреем Пивоварским. Своими планами о дальнейшей работе господин Бреннер поделился и с корреспондентом УНИАН.

Господин Бреннер, вы приехали в Украину с целью оценить текущие возможности нашей страны по сопровождению воздушного движения. За последние год-полтора они существенно изменились. Мы пережили аннексию Крыма, на наших восточных границах идет война. И это оказало драматическое влияние не только на нашу инфраструктуру, экономику. Поменялась ситуация на всем европейском континенте, в европейском небе, не так ли? 

Да, действительно. Одна из причин, по которой я приехал в Украину, – проведение переговоров и консультаций и том, как быть дальше и что делать для того, чтобы ситуацию улучшить. Украина является участником Евроконтроля с 2004 года – мы имеем долгую и успешную историю отношений. Однако мы не можем не отметить того, что сейчас экономическая ситуация в Украине из-за аннексии Крыма и конфликта на востоке радикально иная. Здесь упал не только ВВП, сократились все показатели, включая интенсивность воздушного сообщения. Полеты над Украиной сократились на 60-70%, что тут же отразилось на доходах государственной компании «Украэрорух» — национального монополиста, обеспечивающего безопасность авиасообщения над Украиной.

Но мало того, сокращение полетов над Украиной тут же «перекроило» общеевропейское небо. Дисбалансы в авиасообщении сказались мгновенно. Изменились маршруты дальнемагистральных рейсов – из Европы в Азию. Большинство из них пришлось перенаправить через Румынию, Болгарию и Турцию. А они не очень-то были к этому готовы. Ведь предсказать такой «перекос» в транспортных потоках было попросту невозможно.

А сейчас и Турция также становится очагом нестабильности в регионе…

Турция одномоментно стала страной с самым значительным ростом авиасообщения в Европе. Турецким авиавластям за последние полтора года пришлось немало поработать над тем, чтобы справиться с такой интенсивностью полетов.

Эта ситуация, к слову, и заставила нас все-таки присмотреться вновь к Украине и к возможностям использования западных регионов Украины и акватории Черного моря.

И что было сделано в этом направлении?

Во-первых, в качестве акта солидарности с Украиной, государства – члены Евроконтроля приняли решение сократить членский взнос вашей страны на 9 млн евро. С нашей точки зрения, это не просто финансовая уступка или поддержка, это значительный политический знак.

Во-вторых, в последние месяцы мы очень тесно работали с «Украэрорухом», Министерством инфраструктуры над разработкой безопасных маршрутов, которые пройдут, как я уже говорил, по западным регионам и Черному морю. ИКАО, Международная организация гражданской авиации, попросила нас провести оценку безопасности таких маршрутов, оценить риски и проанализировать степень обеспечения безопасности.

И мы убеждены, что такая оценка уже на следующей неделе может быть озвучена Министерством инфраструктуры, и маршруты по Западной Украине и по Черному морю снова будут открыты для перевозчиков.

Хотя, конечно, это не означает, что мы открываем и восточную Украину, там вопрос безопасности по-прежнему открыт. Кроме того, это не означает, что мы разрешаем и открываем Крым. Эта территория закрыта по решению Украины. И мы не примем и не утвердим ни полеты, ни полетные планы ни на полуостров, ни на украинский восток.

Правильно ли я понимаю, что вы заново открываете часть нашей страны для авиакомпаний?  

Да. Мы работали с «Украэрорухом», с ИКАО, с переводчиками по этому вопросу. Мы рассчитываем, что уже в ближайшее время все договоренности будут оформлены в конкретные соглашения. Думаю, это повысит интенсивность авиасообщения и, как следствие, принесет дополнительные доходы национальному провайдеру авиадвижения – «Украэроруху».

Но Крым останется по-прежнему закрытым…

По нашим правилам и стандартам Евроконтроль не принимает решений «от себя». Мы следуем решениям стран, которые являются нашими членами. Если страна – участник Евроконтроля принимает решение закрыть воздушное пространство, мы подчиняемся этому решению и выполняем его.

В нашем понимании, Крым – это часть суверенной территории Украины, и именно Украина решает открыть Крым для полетов или нет. Украина решила закрыть воздушное пространство, все маршруты и аэропорты. И поэтому мы не допустим, не примем и не разрешим полетов в Крым до тех пор, пока ситуация не изменится. Даже если мы получим план полета в Крым или над Крымом, мы откажем и не примем его.

Да. Но российские авиакомпании летают туда…

Полеты российских авиакомпаний в Крым или над Крымом управляются российскими службами, которые не входят в Централизованную систему планирования авиадвижения Евроконтроля. И потому Евроконтроль не имеет возможности заблокировать именно эти полеты (российских авиакомпаний — УНИАН).

А вопрос санкций в отношении авиакомпаний, нарушающих запрет, возможен?

Санкции – это политическое решение. И уровень обсуждения санкций должен быть соответствующим. Не задача Евроконтроля инициировать такие решения. Хотя именно наша задача выполнять их, в случае, если они будут приняты. Мы в этом смысле техническая организация.

А если вернуться к Украине и целям Вашего визита. Как будете оценивать положение дел в отечественной аэронавигации? 

Украина и «Украэрорух», как я уже говорил, наш давний партнер и участник многих общих проектов. Мы всегда знали и знаем, что Украина обладает современными технологиями аэронавигации и сопровождения движения. Однако сейчас, и тут я снова повторюсь, ситуация усложнилась тем, что потеряна часть навигационной инфраструктуры – на востоке, в Крыму. Значительно сократились возможности восполнить эти потери.

Но, тем не менее, мы убеждены, что Украэрорух, как государственная компания, может справиться с существующими вызовами. С этой целью мы и обратились к Министерству инфраструктуры и лично министру Андрею Пивоварскому с тем, чтобы провести аудит «Украэроруха», посмотреть, как идут там операционные, технические, экономические процессы, что можно предложить для улучшения работы. Сейчас мы в начале пути в этом отношении.

Для Украины, по большому счету, беспрецедентный случай, когда международная организация инициирует аудит государственного монополиста, в данном случае «Украэроруха», и готова сама этот аудит провести. Как долго он продлится и сколько он будет стоить нашей стране?   

Участие в Евроконтроле, а Украина, напомню, является членом организации с 2004 года, предполагает уплату членских взносов. Эти взносы формируют бюджет Евроконтроля, и уже исходя из этого бюджета, мы оказываем набор услуг нашим членам. Такая система позволяет нам исключить, скажем, участие европейских налогоплательщиков в тех или иных проектах, а заодно придает нам определенной гибкости в своих действиях.

Аудит «Украэроруха» пройдет в рамках и в соответствие с бюджетной росписью Евроконтроля. Мы сфокусируемся на технической, операционной оценке процессов, представим необходимые законодательные изменения. К слову, мы планируем уделить значительное внимание именно законодательным аспектам. Оценим возможности совместных проектов. Наша общая цель – показать и доказать, что Украина, по крайней мере, ее западная часть – это территория, безопасная для полетов.

Когда аудит будет завершен?

По нашим оценкам в течение 6 месяцев, хотя есть желание провести необходимые работы и быстрее. Но мы будем действовать по четкому плану – пункт за пунктом.

И к началу 2016 года уже представите оценку безопасности полетов?

А, возможно, и раньше, если, скажем, Украина быстро реализует наши рекомендации в части изменения законодательства.

И какова конечная цель процесса. Что должно случиться после прохождения аудита?

Украина получит новые технологические решения, позволяющие ей, не будучи политически интегрированной в Евросоюз, оставаться частью европейский семьи, участником единого авиапространства.

И подписать, наконец, договор об открытом небе с ЕС?

Наша общая цель – позволить Украине вновь доказать государствам и перевозчикам свою состоятельность в части навигации и обеспечения безопасности авиационного пространства. Наша цель – вернуть в Украину потерянный трафик. И да – подписать Договор об «Открытом небе» с ЕС.

Когда это может случиться? Когда мы подпишем документ?

Во многом это политическое решение и политическая воля. Мы можем лишь показать и доказать, что уже сделано на пути к цели и насколько мы и вы готовы к такому режиму работы. В этом отношении наши оценки и наш аудит, о котором я говорил, станут большим плюсом в пользу Украины. Тем более, что Еврокомиссия, насколько мне известно, тоже готова к диалогу по этому вопросу.

Украина движется в сторону «Открытого неба», это очевидно. И Евроконтроль готов помочь, поддержать, подсказать, прописать необходимые законодательные процедуры. Подписание Соглашения (об Открытом небе — УНИАН) станет значительным шагом не только на пути евроинтеграции Украины. Это будет дополнительным экономическим импульсом. Наш опыт подписания и внедрения аналогичных договоров с Балканскими странами это хорошо доказывает.

Что может помешать подписанию Договора? 

Будучи в Киеве, я провел ряд встреч с премьер-министром, министром инфраструктуры, руководителями Государственной авиаслужбы, руководством «Украэроруха». Я не сомневаюсь в их стремлении подписать Договор «Об открытом небе». Я вижу, что сделано, что предстоит сделать. Но с той энергией и желанием, которое демонстрируют украинцы – всего можно добиться. Договор — это ведь не только авиационный документ, это еще и экономический стимул. Поэтому я не вижу каких-то препятствий тому, чтобы он все-таки был подписан и реализован.

Если Украина подпишет договор, успешно пройдет аудит Евроконтроля, означает ли это, что мы станем полноправными участниками системы европейской авиабезопасности и сможем участвовать не только в сопровождении самолетов, но и в разработке сервисов для управления авиапространством?

В 2013 году мы как раз приняли программу создания и внедрения сервисов по управлению авиасообщением, которые могли бы использоваться не только на национальном уровне, но и на общеевропейском. Украина и «Украэрорух» уже стали участниками этой программы. Пока многие решения находятся в стадии разработки и согласований, однако мы рады, что ваша страна уже является частью процесса и нашей концепции единого авиационного пространства.

Источник: http://unian.net/

1 Comment

  1. Pingback: Авиационный дайджест: 7-13 сентября, 2015 - Авиационный Портал

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *